ГЕРБ нашей библиотеки
Главная » Новости » Никто не забыт

Никто не забыт

В истории Великой Победы нет незначительных дат, как нет незаметных биографий среди воевавших победителей. В этом году исполнилось 75 лет со дня Великой Победы. В нашей памяти навсегда останутся имена героев Великой Отечественной войны! Благодаря их бесстрашию и отваге мы живем в мире и согласии.

27 июля 1911 года в Зырянке (Талицкий городской округ), в крестьянской семье родился легендарный советский разведчик Николай Иванович Кузнецов. У него были старшие сёстры Агафья, Лидия и младшие братья Фёдор и Виктор. При рождении будущий разведчик получил имя Никанор, а дома его чаще всего звали Никой. Но собственное имя не нравилось старшему сыну Ивана Кузнецова, и в 1931 году он сменил его на имя Николай.

После этого Николаю Кузнецову довелось носить еще немало прозвищ, оперативных псевдонимов и чужих имен. В Коми-Пермяцком автономном округе, куда он перебрался в 1930 году и где позднее начал сотрудничать с ОГПУ, ему присвоили псевдонимы «Кулик» и «Ученый». Работая на Уралмаше и занимаясь оперативной разработкой немецких специалистов, он носил псевдоним «Колонист».

В Москве в конце 1930-х годов он получил паспорт на имя Рудольфа Шмидта – и под этим именем стал ценнейшим агентом контрразведки НКВД, обеспечившим доступ к самым секретным материалам немецких дипломатов. За линию фронта он отправился с документами на имя обер-лейтенанта Пауля Зиберта, а в партизанском отряде «Победители» его знали как Павла Грачева.

Прежде чем стать ценнейшим сотрудником НКВД, Николай Кузнецов успел дважды вылететь из комсомола. В первый раз это произошло в 1929 году, когда его исключили из ВЛКСМ как сына кулака. Год спустя Кузнецову удалось восстановиться в комсомоле, но уже не в Тюмени, где он учился в агротехникуме, а в Кудымкаре (Коми-Пермяцкий автономный округ), но опять ненадолго. В конце 1930 года Николай был осужден к году исправительных работ после того, как сообщил милиции о приписках своих коллег по лесоустроительной партии, – и повторно исключен из комсомола. Больше Кузнецов комсомольцем уже не становился, и, что интересно, такое пятно на биографии совершенно не помешало органам госбезопасности сделать его своим агентом – напротив, оно зачастую помогало войти в доверие к «антисоветским элементам».

Весной 1938 года Н. Кузнецов был в аппарате наркома НКВД Коми АССР М. И. Журавлёва, помогал как специалист по лесному делу. Журавлёв чуть позже позвонил в Москву начальнику отделения контрразведывательного управления ГУГБ НКВД СССР Леониду Райхману и предложил ему взять Кузнецова в центральный аппарат НКВД как особо одарённого агента. Кузнецов получил особый статус в органах госбезопасности: особо засекреченный спецагент. Ему выдают паспорт советского образца на имя немца Рудольфа Вильгельмовича Шмидта.

С 1938 года выполнял спецзадание по внедрению в дипломатическую среду Москвы – активно знакомился с иностранными дипломатами, посещал светские мероприятия. Николай сам придумал себе легенду. Он рассказывал, что работает инженером-испытателем на заводе, где выпускают самолеты. По собственной инициативе Кузнецов раздобыл форму старшего лейтенанта ВВС РККА. Немецкие шпионы проявляли к Кузнецову огромный интерес, но вскоре сами становились объектами его вербовки и возвращались в Берлин уже агентами НКВД, передавая в Москву ценную информацию. Также Кузнецов принимал непосредственное участие в перехватах дипломатической почты.

Когда началась Великая Отечественная война, Кузнецов попросился на фронт. Но у руководства были на спецагента другие планы, для организации разведывательно-диверсионной работы в тылу немецкой армии, 5 июля 1941 года была сформирована «Особая группа при наркоме внутренних дел СССР. В январе 1942 года данная группа преобразована в 4-е управление НКВД, а в неё зачислен Николай Кузнецов. Разведчику «слегендировали» биографию немецкого офицера, старшего лейтенанта (обер-лейтенанта) Пауля Вильгельма Зиберта. Поначалу его определили в люфтваффе, но позже «перевели» в пехоту. Затем переведён в лагерь для немецких военнопленных в Красногорске, где осваивал порядки, быт и нравы армии Германии.

Молодой человек лет двадцати за пару недель нашел общий язык с другими заключенными и даже стал победителем конкурса декламации немецкой поэзии. Но Зиберта ждал бы самосуд, узнай пленные, что Гете и Шиллера им читал не кто иной, как советский разведчик Николай Кузнецов. Лингвистический талант Кузнецова раскрылся довольно рано благодаря первой учительнице Нине Автократовой. Он также много общался на немецком языке с местным аптекарем австрийцем Краузе и лесником – бывшим пленным германской армии. Затем под фамилией Петров тренировался в прыжках с парашютом. По итогам всех испытаний решено было использовать Кузнецова в тылу врага по линии «Т» (террор). От него первого была получена информация о подготовке Операции «Длинный прыжок» – покушения на лидеров «Большой тройки» на Тегеранской конференции.

В январе 1944 года командир отряда «Победители» Медведев приказывает Кузнецову, «получившему» чин гауптмана, отправляться вслед за отступающими немецкими войсками с первой остановкой во Львове. Вместе с Кузнецовым выехали разведчики Иван Белов и Ян Каминский, у которого во Львове были многочисленная родня и немало знакомых. За 16 месяцев Николай Кузнецов уничтожил 11 высших чинов оккупационной администрации, каждый раз уходя нераскрытым. Гестапо и СД несколько месяцев искали «убийцу» в форме германского обер-лейтенанта, но так и не нашли. В начале февраля 1944 года из Центра пришел приказ — возвращаться домой через линию фронта.

Долгие месяцы Кузнецов обманывал самую сильную разведку Европы, а свою смерть обмануть не смог. Девятого марта 1944 года в возрасте 32 лет всего в нескольких километрах от линии фронта разведчик погиб в случайном бою с отрядом Украинской повстанческой армии.

Кузнецов стал первым сотрудником внешней разведки, удостоенным звания Героя Советского Союза. В ряду выдающихся советских разведчиков Николай Кузнецов стоит особняком. До сих пор многие эпизоды даже не его профессиональной деятельности, а просто жизни остаются совсем неизученными или почти неизученными: мешает гриф секретности, а то и просто отсутствие каких бы то ни было документов. Носивший множество разных оперативных псевдонимов и чужих имен, считавшийся разведчиком-самородком и оказавшийся профессиональным агентом сначала контрразведки, а потом разведки НКВД, Николай Кузнецов в большей степени легенда, созданная множеством исследователей, историков и очевидцев.

Вот как отзывался Ю. А. Гагарин о Н. И. Кузнецове: «Облик народного мстителя Николая Кузнецова всегда был для меня примером безграничного служения своему народу и своей родине, человечеству и прогрессу».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года за исключительное мужество и храбрость при выполнении заданий командования Николай Кузнецов был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Ведущий библиотекарь Центра семейного чтения «На Плющихе»
И. Д. Устьянцева

Тег DIV

Оформление сайта.

Вся Анкета

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...