Рейтинг@Mail.ru
ГЕРБ нашей библиотеки
Главная » Новости » Очарованная книгой

Очарованная книгой


Теперь с каким она вниманьем
Читает сладостный роман,
С каким живым очарованьем
Пьет обольстительный обман!
А. С. Пушкин

Все мы помним эти строки о Татьяне Лариной из «энциклопедии русской жизни» — романа «Евгений Онегин». С тех пор мало что изменилось: женщины продолжают читать романы и упиваться «обольстительным обманом». Разве что с течением времени роман утратил то сентиментальное значение, какое имел в те давние времена. И любовная история уступила первое место описанию войн, революций, социальных, бытовых, психологических проблем.


Сентиментальный роман возник в середине XVIII века в Англии и связан с именами Ричардсона, Филдинга и Стерна. Большой популярностью пользовались сентиментально-реалистические романы «Памела, или награжденная добродетель», «Кларисса, или История молодой леди» и «История Сэра Чарльза Грандисона», «История Тома Джонса, найденыша» и другие, которые могли растрогать до слез изображением несчастий честных и достойных героинь и героев.

По примеру этих писателей сентиментальные романы стали развиваться как в Англии, так и в других странах Европы. Вслед за Ричардсоном французский писатель Мариво (1688-1763) написал роман «Жизнь Марианны». Превосходный образец сентиментального романа дал аббат Франсуа-Антуан Прево (1697-1763), автор романа «История кавалера де Грие и Манон Леско». Это трогательная и захватывающая история роковой страсти благородного юноши к девушке легкомысленного поведения, искупающей страданием свои прегрешения. Восторженным почитателем Ричардсона и Стерна был Дидро (1713-1784): в стиле первого написан его роман «Монахиня», а в стиле второго «Жак фаталист».

Большим успехом пользовался роман «Новая Элоиза» Жан Жака Руссо (1712-1778). Как и Прево, Руссо изображал любовь как бурную и непреодолимую страсть. Его героиня Юлия всецело находится под руководством чувства и следует «евангелию сердца». В Германии сентиментальный роман нашел выражение в юношеском произведении Иоганна Вольфганга Гёте (1749-1832) «Страдания молодого Вертера». Как и «Новая Элоиза», «Вертер» возбудил массу подражаний в самой Германии и вне ее.

Замечательные романы были переведены в России и пользовались огромным читательским успехом. Кстати, словом «ловелас» (так эта фамилия произносилась в 19-м веке) вошло в русский язык имя известного повесы Роберта Лавлесса из романа Ричардсона, хотя сам Ричардсон хотел, чтобы это имя произносилось как «Лавлесс», «Loveless», т.е. лишенный любви.

«Она влюблялася в обманы И Ричардсона и Руссо», — писал Пушкин в «Евгении Онегине». – «…Любовник Юлии Вольмар, Малек-Адель и де Линар, И Вертер, мученик мятежный, И бесподобный Грандисон, Который нам наводит сон…»
В России главным «проводником» сентиментализма был Н. М. Карамзин (1766-1826), которого современники называли «русским Стерном». Красивейшую историю счастливой и преданной любви описал Николай Михайлович в повести «Наталья, боярская дочь», не менее красивое повествование о первой, но несчастной любви — в «Бедной Лизе».

В мемуарной литературе сохранилось множество свидетельств о чтении романов. Так, например, известны воспоминания Александры Россет-Смирновой — воспитанницы Екатерининского института благородных девиц.

Вспоминая своих знакомых из Екатерининского института, писатель И. А. Гончаров сочинил маленькую повесть «Пепиньерка» (1842). Пепиньерка (от франц. «pepiniere», от «pepin» — косточка в плодах) — воспитанница института, оставленная в нем для подготовки к обязанностям учительницы или классной дамы, для практики занимающаяся с ученицами младших классов. В шутливом тоне он рассказывает о чтении юных пепиньерок:

«Замечательнейшая между ними обязанность — чтение запрещенных в заведении книг. Это необходимо для составления себе вполне имени пепиньерки. Пепиньерка, не читавшая романов, — редкость. Чем же ей отличиться от девиц высшего класса, как не чтением романов, которых там вовсе нельзя иметь.

Вот пепиньерка встает потихоньку, надевает чулки, зажигает огарочек, идет к столику, в секретный ящик. Щелк-щелк замком: из ящика бережно достается таинственная книжка, данная братцем, кузеном или снисходительной тетушкой. Проказница — прыг опять в постель с драгоценной ношей, чулки долой — и погрузилась в чтение. Как быстро бегают по строкам ее глазки! как живо отражается в них каждое впечатление! Слеза, улыбка, нега, гнев, сожаление — сменяются одно другим. Судьба героя или героини, чаще героя, увлекает ее более и более».

Только пожар от свечки смог оторвать девушку от интересной книги, а то она читала бы до рассвета.

Но не все в институте одобряли чтение такого рода произведений. Русский педагог и писатель, К. Д. Ушинский считал необходимым приучить воспитанниц Смольного института благородных девиц к серьезному чтению. Он писал: «Я полагаю, что познакомившись с лучшими писателями еще в заведении, девица, оставивши заведение, не оставит книг и, полюбив творения Шиллера, Шекспира, Гёте, Гердера, Пушкина, сама бросит роман Дюма или Сю, если он случайно попадется ей в руки. Если же в учебном заведении не дано правильного направления уму, если девица от учебника прямо перейдет к роману, тогда не мудрено, что благие семена науки скоро заглохнут».

В этом мнении Ушинский был не одинок. Задолго до него писатель и просветитель Дж. Свифт писал: «Чтение книг, за исключением молитвенника и пособия по домоводству, может вызвать помрачение рассудка у женщин. Все эти пьесы, романы, новеллы и любовные поэмы способны обучить только плетению интриг…»

Несмотря на осуждение, критику и суровое отношение классиков, романы о любви и душевных переживаниях находили спрос у многих читательниц.

При обсуждении классических романов о любви, сразу вспоминается творчество сестер Бронте. Так, «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте у многих занимает первое место. История непростых отношений гувернантки и Эдварда Рочестера, наполненная немыслимыми сюжетными поворотами, страстями и чувствами, во все времена привлекала читательниц от мала до велика. В центре внимания остается роман всех времен и народов — «Гордость и предубеждение» Джейн Остин. Главная героиня — Элизабет Беннет — яркий пример самообладания, женского достоинства, начитанности, преданности семье и верности себе и любви — искренней, покоряющей даже самые гордые сердца.

Выставка «Очарованная книгой» продолжает серию выставок-экспозиций из цикла «Книга + Скульптура = Искусство» и традиционно дополнена фигурками читающих девушек.

Великолепная статуэтка «Девушка с книгой» выполнена известным итальянским мастером Джованни Пуччини для фарфоровой мануфактуры Vincenzo Bertolotti (Италия) в 1949 году. Держа книгу в руках, черноглазая девушка в пышном сером платье о чем-то задумалась, замечталась, вспоминая события или встречи с любимым человеком.

Коллекционная фарфоровая статуэтка «Диана» производства Franklin Mint (США) словно сошла со страниц романа Шодерло де Лакло «Опасные связи». Возможно, это юная Сесиль де Воланж… Красавица увлеченно читает книгу и, конечно же, это увлекательный любовный роман.

Украшает выставку статуэтка «Девушка-весна» — авторская работа художника Витторио Тессаро (Vittorio Tessaro), мастера знаменитой неаполитанской фабрики фарфора Каподимонте. Беззаботная девушка отвлеклась от книги, она мечтательно улыбается, радуясь своей молодой цветущей жизни.

Утонченная красавица на кушетке — статуэтка под названием «Отдых» («Repose», английское производство Royal Doulton) — напоминает картину известного французского писателя Жака Луи Давида «Портрет мадам Рекамье». Так же, как Жюли Рекамье, девушка с книгой возлежит на кушетке в скромном розовом платье, спадающем на пол. Её волосы обвязаны лентой, несколько локонов спадают на лоб.

Представляет интерес фарфоровая фигурка девушки «Размышляя над прочитанным» известного испанского производителя изделий из фарфора Casades. Милая девушка, облокотившись рукой на колено, она отвела взгляд в сторону, как будто обдумывая прочитанный роман.

Совсем в ином роде выполнена из бисквитного фарфора статуэтка «Татьяна Ларина» Дмитровского фарфорового завода в Вербилках. Скульптор Михаил Иванович Цепелев (1916-1978) изобразил Татьяну с книгой в руке.

Ларина читает любимый роман, который создает для нее образ верного и преданного спутника жизни. На лице у нее грусть, поза выражает задумчивость. Глядя на эту статуэтку, так и хочется взяться за книгу и перечитать знаменитый роман снова.

«Все для мечтательницы нежной…», — писал о романах А.С.Пушкин. И как столетия назад, так и сейчас, женщина «…с опасной книгой бродит, Она в ней ищет и находит Свой тайный жар, свои мечты, Плоды сердечной полноты…». Темы любви, верности, переживания, страдания и других глубоких чувств по-прежнему волнуют читательниц.

Любовь в художественной литературе будет существовать всегда, потому что это одно из самых значительных, сильных и всепоглощающих чувств. Вечная тема любви, сколь много ни описывалась бы писателями, никогда не устареет и не перестанет волновать сердца почитателей литературы.

Приходите в библиотеку, читайте увлекательные книги о любви, жизнь станет намного интереснее!

Ирина Фомичева

Тег DIV

Перечень услуг, предоставляемых организацией культуры.

Вся Анкета

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...