Рейтинг@Mail.ru
ГЕРБ нашей библиотеки

Эпопея человеческих страданий

Защитникам и жителям блокадного Ленинграда посвящается…


Сегодня мы пригласили наших читателей на театральную иллюстрацию «Эпопея человеческих страданий», посвященную 75-летию снятия блокады города Ленинграда. А также познакомили учащихся 6-х и 8-х классов школы № 199 с «Блокадной книгой» Алеся Адамовича и Даниила Гранина, составленной по воспоминаниям и дневникам нескольких сотен человек. На мероприятии присутствовали дети блокадного Ленинграда – Мещерякова Тамара Николаевна, Ситникова Нина Васильевна, Крутцова Галина Ивановна, Сухоруков Виталий Георгиевич, Цыганов Юрий Константинович, которые поделились со школьниками своими горькими воспоминаниями.

75 лет прошло с тех незабываемых горьких, трудных и страшных блокадных лет.
В годы войны с 8 сентября 1941 года Ленинград на 900 дней оказался в кольце блокады. 27 января 1944 года считается днем окончательного снятия блокады. По данным авторов «Блокадной книги» Алеся Адамовича и Даниила Гранина в осажденном Ленинграде осталось 2,5 миллиона человек, многие из них погибли от голода, замерзли в неотапливаемых квартирах, были убиты во время бомбежек и артобстрелов.



Нельзя понять всей подлости всех преступлений фашизма, «заславшего смерть в город», если не говорить о массовом голоде, об этом «наёмном убийце» гитлеровцев. В одной из первых глав авторы рассказывают о секретной директиве Гитлера, по которой город планировали уничтожить голодом: «Ленинград выжрет самого себя». Профессор Мюнхенского пищевого института Цигельмайер установил дату, когда при существующем рационе вымрут все жители. После окончания блокады он изумлялся: «Как же вы выдержали! Это совершенно невозможно… Люди на таком пайке физически не могут жить. Я не понимаю, что за чудо произошло». Для него это было «чудо», а для жителей блокадного города – подвиг! Из воспоминаний бывшей блокадницы: «Помню, я сидела где-то в углу. И нам делили пряники. Пряники делили не поперёк. А вдоль, чтобы видимость целого пряника была, а не половины. Эти пряники давали и все спрашивали: «Вкусно?» А я даже не понимала. Помню сидела и рассуждала: что такое вкусно, невкусно? Что такое хочется есть или не хочется есть? Клянусь, сижу в углу, и вот эта мысль у меня: что такое значит «не хочу есть?»»

С каким вниманием и состраданием смотрели юные зрители на сцены, воссозданные по Блокадной книге нашими сотрудниками! Горькие слёзы воспоминаний скатывались по щекам наших гостей – тех самых детей блокадного Ленинграда.
Ещё одно повествование маленькой блокадницы: «Помню такой эпизод. Когда дети все спали, я побежала в поле. Все говорили: хлеб растёт. Я понимала это в буквальном смысле. Думаю, надо раскопать ямку – и там буханка свежего хлеба. Я её возьму и сыта буду. Сижу копаю. Копаю. Ямку глубокую выкопала, а хлеба-то нет! Сижу реву…»

Что позволило выстоять жителям города, окружённого вражеским кольцом? На этот вопрос искали ответ авторы книги.
Ленинград не только боролся с голодной смертью, но и помогал фронту: на заводах ремонтировалась военная техника, и изготовлялись боеприпасы. У станков стояли женщины и 13-летние подростки, им подставляли скамейки и ящики, чтобы достать до станка. По воспоминаниям Никандра Ивановича Васильева, старшего мастера Кировского завода, в цехах была температура минус 20-25 градусов. Чтобы выдержать в таких условиях, через каждые полчаса делали 10-минутный перерыв на обогрев в маленькой комнатке у печки – буржуйки.
Город приспосабливался к нечеловеческим условиям. От снарядов во многих окнах повылетали стекла. Их забивали фанерой, даже новое слово появилось – «зафанерить» вместо «застеклить». На дрова разламывали паркетные полы, жгли книги и мебель.
В блокаду бывали разные случаи. Люди открывали себя и с лучшей, и с худшей стороны. Блокадная жизнь обнажала пороки людей, которые в мирной жизни маскировались красивыми словами и умением понравиться. Иногда на первый план выходило стремление выжить, во что бы то ни стало, любой ценой, даже за счет ближнего. И тогда воровали карточки, вырывали кусок хлеба в булочной… Страшнее голодной дистрофии в Ленинграде считалась дистрофия моральная – распад личности. Так появилось новое слово – «моральный дистрофик».
Но чаще было другое. «За молчаливостью, угрюмостью и неучтивостью вдруг открывалась такая готовность помочь, такая сила нежности, любви, сочувствия».
Из воспоминаний Зинаиды Островской: «В конце ноября мы потеряли хлебные карточки, потеря эта для нас могла оказаться роковой. В соседней квартире жила семья Иваненко. Дочь хозяйки была замужем за капитан – лейтенантом, который погиб в первые дни войны». И вот выстраивается цепочка спасающих и спасенных: моряки, сами жившие на полуголодном пайке, приносят семье погибшего товарища какие-то продукты. И Валентина Ильинична Иваненко принесла своим соседям стакан риса. Сейчас невозможно представить, что это тогда значило! А ведь у нее самой было восемь голодных ртов».
Многие дети блокадного Ленинграда запомнили новогодние елки 1942 года. Леонид Петрович Попов говорит, что не помнит концерта и самой елки в актовом зале, помнит столовую, суп, маленькую котлетку, кисель и 18 изюминок в шоколаде, которые раздавали в классах в темноте на ощупь.
У блокадного Ленинграда была своя богиня Сострадания и Надежды. Она разговаривала с блокадниками стихами Ольги Берггольц:
«Я думаю, что никогда больше не будут люди слушать стихи так, как слушали в ту зиму голодные, еле живые ленинградцы»

Мне скажут — Армия…
Я вспомню день — зимой,
январский день сорок второго года.
Моя подруга шла с детьми домой —
они несли с реки в бутылках воду.

Их путь был страшен,
хоть и недалек.
И подошел к ним человек в шинели,
взглянул —
и вынул хлебный свой паек,
трехсотграммовый, весь обледенелый.
(О.Берггольц «Армия»)

Ребята посмотрели, как это мало – 125 грамм… Какой это небольшой кусочек хлеба на весь день, когда кроме него совсем ничего нет. И это хлеб, замешанный на опилках, отрубях, клее… Но каким же  он был желанным!  Мы раздали школьникам по кусочку хлеба, того, который покупаем в магазине, едим, подчас не задумываясь, какое это счастье, когда есть хлеб! И сделали это для того, чтобы они заново раскрыли вкус и сладость настоящего хлеба, чтобы поняли, как нуждались их сверстники в этом кусочке, чтобы никогда не бросали хлеб в мусор…

Дорогой жизни шел к нам хлеб,
дорогой дружбы многих к многим.
Еще не знают на земле
страшней и радостней дороги…

«Ленинградские дети»… Когда звучат эти слова, у людей сжимается сердце. Всем принесла горе война, но особенно этим детям. Наши уважаемые гости не могли говорить без слёз о том, что же они пережили. Многие из них потеряли своих близких и родных, воспитывались в детских домах. В знак сострадания, уважения и восхищения мужеством, мы преподнесли им цветы и подарки и почтили память погибших в блокаде жителей Ленинграда и бойцов, сражавшихся и отдавших свои жизни за этот город,  минутой молчания. Школьники не остались равнодушными к этим воспоминаниям, у многих из них слёзы стояли в глазах. С любовью и почтением подарили они ленинградцам цветы и конфеты.

Нашу встречу мы закончили словами авторов Блокадной книги: «Время собирать камни, время разбрасывать… Когда наступает время разбрасывать камни? Наше время – если говорить также и о блокадной памяти Ленинграда – это время собирать. Собирать глыбы народной памяти. Будущее иногда бросает камни в прошлое. К этому всегда следует быть готовыми. Готовыми к тому, что собирая «камни» правды о себе и о своём времени, приготавливаешь их и для себя. Но так уж устроен человек – боль правды, всей правды в конечном счете для него важнее, дороже сомнительного «блаженства» неведения или лжи. Всё это было, и живущие люди должны об этом знать».
Специально для наших гостей я написала это стихотворение:

Ленинградским детям…
(к 75-летию снятия блокады Ленинграда)

Суров осаждённый врагом Ленинград,
В нём смерть поселилась и холод,
Сердца там звучат, как тревожный набат,
И бродит по улицам голод…

Стоят у станков все, кто стар и кто млад:
«За родину, мир, за Победу!»
Умножив все силы свои во стократ,
Храня безграничную веру.

Вы выжили в этом фашистском аду,
Каноны презрев лютой смерти,
И голод, и холод, и боль, и беду
Взвалили на хрупкие плечи…

И выстоял в схватке седой Ленинград,
Прорвали кольцо злой блокады!
Вдруг вновь раздаётся над городом залп —
Салютов победных фанфары!

Сияет на небе Победы звезда,
Смеются счастливые дети!
Пусть больше не будут у них никогда
От голода пухнуть колени…

«Эта встреча для меня настоящее чудо. Эти люди – дети войны пережили очень многое. Эти люди огромные молодцы! Встреча эта мне очень понравилась. Было страшно узнать то, как выживали в Ленинграде, но очень интересно!» — написала одна из девочек в Книге отзывов библиотеки имени Л. Н. Толстого.
Давайте будем помнить об этом!

Начальник отдела обслуживания
Инга Гвоздь

Эпопея человеческих страданий

Сегодня мы пригласили наших читателей на театральную иллюстрацию «Эпопея человеческих страданий», посвященную 75-летию снятия блокады города Ленинграда. А также познакомили учащихся 6-х и 8-х классов школы № 199 с «Блокадной книгой» Алеся Адамовича и Даниила Гранина, составленной по воспоминаниям и дневникам нескольких сотен человек. На мероприятии присутствовали дети блокадного Ленинграда – Мещерякова Тамара Николаевна, Ситникова Нина Васильевна, Крутцова Галина Ивановна, Сухоруков Виталий Георгиевич, Цыганов Юрий Константинович, которые поделились со школьниками своими горькими воспоминаниями.

Тег DIV

Доброжелательность, вежливость, компетентность работников организации культуры.

Вся Анкета

Посмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...